Как закончилась эпидемия испанского гриппа

«Испанка» кончилась внезапно: параллели с коронавирусом

Смертоносный грипп начала XX века тоже шел волнами

e8619f6070c36fe2411926427a0d5122

Госпиталь для больных «испанкой» в Вашингтоне. Фото: Library of Congress

Абсолютное большинство специалистов, занимавшихся изучением эпопеи «испанского гриппа», дает такую хронологию событий:

Первая волна эпидемии прокатилась по странам и континентам с конца зимы до середины лета 1918 года.

Вторая волна — еще более грозная, обрушилась на людей осенью 1918-го и окончательно затихла лишь в начале следующего года. Кроме того исследователи упоминают еще и третью волну этой эпидемической болезни, которая, правда, оказалась слабее предыдущих. Признаки такого всплеска заболеваний «испанкой» фиксировались весной 1919 года.

Пандемия смертельно опасного гриппа, накрыв Европу, Азию и Америку в конце зимы-начале весны 1918-го, несколько месяцев спустя вдруг загадочным образом сама собой рассосалась. Люди обрадовались и, не пытаясь докопаться до истинных причин случившегося, стали активно возвращаться к привычному образу жизни. Однако многие медики предупреждали тогда, летом 1918 года, что «испанка» еще может скоро вернуться и ударить еще сильнее.

Увы, их предсказания не замедлили сбыться. С приходом осени эпидемия вновь активизировалась, причем она стала распространяться даже на те страны, которые благополучно избежали первой волны.

В Европе и Америке пришлось вновь вводить строгие санитарные и карантинные правила, которые только и могли помочь в борьбе с распространением подобной болезни, эффективных способов лечения которой медицина никак не могла найти.

Вот лишь некоторые картинки из того времени, когда человечество на протяжении нескольких месяцев 1918 и 1919 гг. находилось буквально у порога массового вымирания от опаснейшей инфлюэнцы.

Жесть с ядовитым хлором

Ученые еще во время первого наступления «испанки» начали активно искать средства медикаментозной борьбы с этим заболеванием и способы предохранения от него. Известно, что в 1918 году группа исследователей создала свой вариант противовирусной вакцины. Это была жидкость, в которой смешивали кровь и слизь, взятые у больного гриппом пациента (их предварительно подвергали фильтрации). Этот препарат апробировали на десятках и сотнях людей. По свидетельствам очевидцев, после введения «вакцины» на руке человека образовывалось огромное красное пятно — воспаление, которое долго не исчезало. По мнению создателей препарата это как раз и доказывало, что прививка действует. Впрочем такое столь заметное внешне ее действие в итоге далеко не всех вакцинировавшихся защитило от заболевания «испанкой».

Другое противовирусное средство обладало куда большей эффективностью, но в то же время подвергало организм человека серьезным испытаниям. Этот способ был доступен солдатам и офицерам, находившимся в действующей армии. Чтобы обезопасить себя от заражения «испанкой», они прибегали к жестокой профилактике: брали баллон с ядовитым хлором (его запасы тогда имелись в армиях на европейском театре военных действий для использования в качестве боевого отравляющего вещества) и несколько раз вдыхали эту отраву. Опасности умереть от столь небольшой дозы ОВ нет, зато хлор буквально выжигал все слизистые поверхности дыхательных путей. При этом, как они считали, уничтожались осевшие там болезнетворные бактерии и вирусы.

В разгар эпидемии неоднократно появлялась информация о спасительных средствах борьбы с вирусной инфекцией. Едва ли не самой масштабной стала кампания по продвижению в массы аспирина. Несколько крупных фармацевтических кампаний настойчиво убеждали граждан через СМИ, что аспирин очень эффективно противодействует атаке «испанки». Многие люди, проникшись, стали употреблять его прямо-таки в лошадиных дозах. Но оказалось, что действенность аспирина в борьбе с «испанкой» весьма сомнительна, а вот большие дозы его могут провоцировать внутренние кровотечения и отравления.

Практиковались кое-где и весьма своеобразные методы лечения. Некоторые медики предполагали, например, что алкоголь способен повысить защиту организма от действия вирусной инфекции. А потому в американских больницах пациентам прописывали порции виски.

Повышенным спросом пользовался чеснок. Поверившие в его целебные качества люди не только ударными порциями употребляли чеснок в пищу, но даже делали из его долек, нанизанных на нитку, ожерелья.

a3f8f8c0379929af07a04a727ce82791

Полицейские в Сиэтле во время эпидемии испанки. Фото: Library of Congress

Учеба на площадях

В отсутствие однозначно эффективной вакцины главными средствами борьбы с эпидемией оставались карантин и строгое соблюдение санитарно-гигиенических требований.

Самой распространенной мерой стало закрытие общественных мест — театров, кинозалов, стадионов, порой — даже церквей. Интересная подробность: Ватикан распространил рекомендацию, согласно которой во время эпидемии исключались длительные проповеди священников.

Сплошь и рядом приостанавливалось обучение детей — в школах, гимназиях. Причем длительность этой паузы порой достигала 15 недель.

В университетах часть занятий вообще прекратили, переведя студентов на домашнее обучение, а часть лекций проводили «на воле», где встреча с вирусом была куда менее вероятна. Судя по сохранившимся фотографиям, профессора читали лекции своим подопечным в парках, на площадях, на стадионах.

Повсеместно практиковали ограничение доступа посетителей в магазины: туда людей пускали небольшими группами. В некоторых регионах власти официально запретили поцелуи и рукопожатия в качестве общепринятого знака приветствия.

А вот «ноу-хау» образца осени 1918 года, запечатленное на фотографии: госпиталь американской армии; из-за пандемии пациентов так много, что их приходится укладывать по двое на одну кровать; солдаты лежат валетом, головами в противоположные стороны.

Было уделено повышенное внимание тщательной уборке городских улиц и регулярному проведению дезинфекции общественных мест.

Кое-где местные власти пошли на беспрецедентные расходы по обеспечению борьбы за чистоту. Например в австралийском штате Новый Южный Уэльс стали бесплатно раздавать мыло и снабжать чистой водой малообеспеченных жителей.

Во многих странах ввели строгий масочный режим. Без марлевой или тканевой повязки, закрывающей дыхательные пути, нельзя было находиться в транспорте, а порой даже просто на улице.

В городах часто встречались особые «патрули», участники которых несли плакаты, призывающие всех носить маски. Подобные же средства агитации развешивали на перекрестках и площадях: «Мужчина, женщина или ребенок без маски — это опасные бездельники!».

Если взглянуть на фотографии того «эпидемического» времени, можно представить себе преобладающие в обществе масочные моды. Например, один из снимков запечатлел идущих по улице женщин, у которых тканевые маски закрывают не только нижнюю часть лица, но даже уши. А самая, видимо, опасливая дама натянула края защитной повязки аж на шляпку!

Брутальные мужчины охотно носили «угрожающие» маски — с черепом и скрещенными костями. Зато представительницы высшего общества предпочитали защищать нос и рот настоящими произведениями искусства — масками, сшитыми из шифона и вуали.

Практиковались в ту пору и «облегченные» варианты масок. Например, фотограф запечатлел парочку — мужчину и женщину, лица которых украшают маленькие тканевые колпачки, надетые только на нос. Очень похоже на классические бутафорские носы у цирковых клоунов.

Похитители медсестер

Своими противоэпидемическими мерами особенно выделялись среди других стран США.

44a3bd7758d314015fe852014846b6ba

Временный госпиталь в Канзасе. Фото: Library of Congress

Одна из важных мер противодействия пандемии, которую ввели тогда в Штатах — массовый отказ на заводах, фабриках от столь популярных ранее бачков с питьевой водой и общих стаканов возле них. Теперь на предприятиях повсеместно устанавливали питьевые фонтанчики.

Еще одна «санитарная панацея», которая стала революционным прорывом: в сиротских приютах и домах призрения, где прежде ради экономии использовались общие для всех зубные щетки (!), теперь завели индивидуальные гигиенические средства.

В американской армии ввели порядок, при котором всю посуду на кухнях и в общих столовых мыли не теплой водой, как прежде, а ошпаривали кипятком. Проведенные статистические исследования показали: в результате заболеваемость гриппом среди солдат сократилась в 5 раз.

Запрет плеваться на улицах действовал строго. Причем под штрафные санкции подпадали даже те, кто вздумал плюнуть из окна собственной квартиры. А в штате Аризона произведенный в сторону человека плевок был чреват пятью годами тюрьмы.

Соблюдения противоэпидемических мер требовали от всех без исключения. Под раздачу попал однажды сам мэр Сан-Франциско Джеймс Ройс. На улице маска соскользнула с его лица. Заметивший это полицейский тут же оформил штраф.

Торговцев в южных штатах обязали обслуживать посетителей на открытом воздухе: прилавки с продуктами и промтоварами выносили из помещений наружу.

Американские судьи временно остались без работы: на заседания наложили временный мораторий, вынесение приговоров отложили до «послеэпидемических» времен.

Среди наиболее опасных, но и наиболее востребованных профессий оказались медсестры. Их все больше не хватало. Многие состоятельные господа, не рискуя помещать своих заболевших близких в больницы, оставляли их на домашнем лечении. При этом, естественно, было необходимо присутствие персональной медсестры, которая ухаживала бы за человеком. Однако даже за очень хорошие деньги таких представительниц среднего медперсонала трудно было найти.

В результате самые отчаянные не брезговали даже похищением медсестер: их вызывали на дом якобы для проведения разовой процедуры и после этого насильно удерживали здесь. По окончании пандемии в связи с такими инцидентами состоялось несколько судебных процессов.

И под занавес — о хэппи-энде. Насколько стремительным был в США уход «испанки», можно судить, взглянув на данные статистики в отдельных регионах. Вот, скажем, Филадельфия. В отчете, составленном 16 октября 1918 года, указано, что за предыдущую неделю от эпидемии в городе умерло без малого 4600 человек. А меньше, чем через месяц, — 11 ноября здесь не было зафиксировано вообще ни одного нового случая.

Для миллионов жителей планеты «испанский грипп» стал безжалостным убийцей. Однако для некоторых эта болезнь оказалась во благо: не доведя человека до смертельной черты, она фактически уберегла его от гибели по другой причине.

Источник

Самое крупное в истории человечества убийство до сих пор остаётся нерасследованным

Вековая тайна испанского гриппа постепенно раскрывается только в наше время. Есть серьёзные подозрения, что пандемия была – вольно или нет – спровоцирована новейшими на тот момент медицинскими препаратами, которые выпускали Рокфеллер и Гейтс.

Какое бедствие страшнее?

Считается, что самые большие людские потери человечество понесло в результате двух мировых войн прошлого века. Суммарные потери на полях сражений и гражданского населения в Первой мировой войне (1914-1918) превысили 20 млн человек. Суммарные потери во Второй мировой войне (1939-1945) оцениваются более чем в 50 млн человек.

При этом, однако, забывают о такой масштабной трагедии ХХ века, как эпидемия так называемого испанского гриппа (испанки), которая в 1918-1920 годах, по разным оценкам, унесла от 50 млн до 100 млн человеческих жизней. Забывают, вероятно, по той причине, что людские потери в войнах являются «рукотворными», а вот испанка – явление, которое, как принято считать, имеет природные причины.

Читайте также  Nfs heat как использовать ремкомплект

Списывают всё на «заразу» (чаще всего вирусного происхождения), иногда уточняя, что голод, холод и другие беды военного времени ослабили иммунитет людей, они стали более восприимчивыми к разным инфекциям. А коль испанский грипп имел «естественное» происхождение, то историки, которые занимаются поисками ответов на вопросы «кто виноват?», вообще часто оставляют его за кадром своих исследований, рассматривая эпидемию лишь как «фон», на котором происходили грандиозные военные и политические события типа крупных сражений, переговоров, международных конференций и др.

Бан XX века

Между тем такой подход, с точки зрения некоторых исследователей, сомнителен и даже вреден. Оказывается, имеется альтернативная точка зрения на происхождение испанки – версия её «рукотворности». О ней некоторые медики (а также политики) задумались ещё более столетия назад, когда испанка бушевала в Европе, Америке и других частях света. Но на протяжении целого века эту версию, выражаясь современным языком, банили.

Интерес к испанскому гриппу сильно вырос в марте 2020 года – тогда появилось большое количество публикаций и выступлений, посвящённых бедствиям прошлого века. Но и тогда все материалы исходили из привычной трактовки естественного происхождения заразы, которую называли одной из разновидностей вирусного гриппа.

И лишь изредка пробиваются голоса тех, кто настаивает на версии рукотворной природы страшной болезни. И знакомство с этой альтернативной версией может оказаться весьма интересным.

Подозрения Элеоноры

Из доступных мне источников о «рукотворной» природе испанки прежде всего хочу назвать работы американки доктора наук Элеоноры Макбин (Eleanor McBean, 1905-1989), которая общалась со многими свидетелями событий, связанных с испанкой в США. Её перу принадлежит целый ряд книг, в которых она подвергает жёсткой критике сложившуюся тогда в стране систему здравоохранения и медицины. Она описывает, как на смену натуропатии (медицина, использующая препараты природного происхождения) пришла аллопатия. Последняя базируется на препаратах, которых нет в природе, то есть на химических и биотехнологических препаратах, которые человек сам изобретает и производит. Долгосрочные последствия применения таких препаратов неизвестны, зато они обеспечивают очень высокую прибыль их производителям. Так в начале ХХ века зарождалась современная фармацевтическая промышленность, Big Pharma.

У её истоков стоял американский миллиардер Джон Рокфеллер. Правой рукой миллиардера стал Фредерик Гейтс, который организовал революционную реформу американского здравоохранения и медицинского образования, заложив фундамент современной фармацевтической промышленности – в том числе массового производства вакцинных препаратов.

Всё это описано в книгах Элеоноры Макбин: «The Poisoned Needle: Suppressed Facts about Vaccination» («Отравленная игла: скрываемые факты о вакцинах»); «Vaccines: The Biggest Medical Fraud in History. History of Vaccination. Book 26» («Вакцины: Величайший медицинский обман в истории. История вакцинации. Книга 26»); «The Hidden Dangers in Polio Vaccine» («Скрытые угрозы вакцины против полиомиелита»); «The Flu: 1918 and Now» («Грипп: в 1918 году и сейчас»); «Swine Flu Expose» («Разоблачение свиного гриппа»).

Врачи в защитных костюмах начала ХХ века. Фото: Rawpixel.com / shutterstock

Во всех своих работах Макбин говорит об испанке как о рукотворной эпидемии, спровоцированной Фредериком Гейтсом и Джоном Рокфеллером, а более конкретно – теми вакцинами, которые производили их предприятия.

Так, в последней из названных книг (вышедшей в 1977 году) глава 2 называется «The Spanish Influenza Epidemic of 1918 was caused by vaccinations» («Эпидемия испанского гриппа была порождена вакцинациями»). Подзаголовок главы: «I was an on-the-spot observer of the 1918 influenza epidemic» («Я была непосредственной свидетельницей эпидемии гриппа 1918 года»). В этой главе она вспоминает детали событий того времени (личные воспоминания), которые дополняют материалы чисто медицинского и научного характера. Книга «Разоблачение свиного гриппа» писалась в 1976 году, когда в Америке раскручивалась истерия по поводу так называемого свиного гриппа, который власти сравнивали с испанкой.

Теория Кевина Барри

Перенесёмся в наше время. В безбрежном информационном океане интернета и социальных сетей вижу отдельные проблески пробивающейся правды о событии вековой давности, называемом «испанка». Вот на англоязычном сайте Vaccine Impact статья с интригующим названием: «Did a Military Experimental Vaccine in 1918 Kill 50-100 Million People Blamed as “Spanish Flu”?» («Убила ли военная экспериментальная вакцина в 1918 году 50-100 млн человек, обвинённых в испанском гриппе»?). Публикация увидела свет три года назад, она была приурочена к печальному вековому юбилею начала пандемии испанки. Автор статьи – Кевин Барри (Kevin Barry), президент некоммерческой организации First Freedoms, Inc., которая борется против нарушений американской конституции и попрания прав человека в США.

На путь борьбы с вакцинациями Барри встал, когда один из его сыновей после такой процедуры стал инвалидом. Кевин Барри – единомышленник известного правозащитника и борца против опасных вакцинаций Роберта Кеннеди-младшего (племянника убитого в 1963 году американского президента Джона Кеннеди). В 2015 году Кевин Барри издал книгу «Vaccine Whistleblower: Exposing Autism Research Fraud at the CDC» («Информатор вакцины: разоблачение мошенничества в исследованиях аутизма CDC») [CDC – медицинский регулятор США – В.К.]. Предисловие к ней написал Роберт Кеннеди-младший. В указанной книге, а также в своих выступлениях Кевин Барри вспоминает испанку столетней давности как преступление более масштабное и страшное, чем даже подготовка и провоцирование двух мировых войн. Представлю резюме упомянутой выше статьи.

Второе. Испанка не была вирусным гриппом. Согласно исследованию, проведенному в 2008 году Национальным институтом здравоохранения США, «преобладающим» убийцей в 1918-1919 годах была бактериальная пневмония. В указанном исследовании «Deaths from Bacterial Pneumonia during 1918–19 Influenza Pandemic» отмечается, что бактериальная пневмония оказалась причиной смерти в 92,7% всех вскрытий 1918-1919 годов умерших с диагнозом испанки.

Третье. Название эпидемии дезориентирует. Первые случаи заболевания зарегистрированы не в Испании, а на военных базах США. Эксперимент с бактериальной вакциной начал проводиться на солдатах в Форт-Райли, штат Канзас. Это один из военных эпицентров эпидемии. Эпидемия заслуживает названия «американка».

Четвёртое. «Сырьём» для производства сывороток, антитоксинов и вакцин, которыми пичкали военнослужащих, были лошади. Из одной и той же «бочки» черпали сырьё для приготовления препаратов против дифтерии, столбняка, менингита и др.

Пятое. Производством сывороток и вакцин занимался Институт медицинских исследований (ИМИ), который был создан в 1901 году миллиардером Джоном Рокфеллером и которым руководил Фредерик Гейтс.

Шестое. Во время Первой мировой войны Институт Рокфеллера также отправил аналогичные партии сыворотки против менингококка (бактериальная форма менингита), использованной в Форт-Райли, в Англию, Францию, Бельгию, Италию и другие страны.

Седьмое. Вакцинированные американские солдаты стали разносчиками бактериальной пневмонии в Европе и других странах мира, куда они были посланы после того, как США в апреле 1917 года объявили о вступлении в войну. А вернувшись домой, продолжили свою невольную деятельность на родине.

Передвижной госпиталь для больных испанским гриппом. Фото: Globallookpress.com

Восьмое. Запасы прививочных препаратов, созданных Рокфеллером, Гейтсом и Ко., были велики. Поэтому ими потчевали не только военных, но и гражданское население США после того, когда было объявлено об окончании Первой мировой войны (ноябрь 1918 года). Со всеми отсюда вытекающими последствиями.

Декларация зависимости

Для тех, кому версия происхождения испанки Кевина Барри не показалась фантастической, предлагаю дополнительный источник на эту же тему: «The 1918 “Spanish flu”: Only the vaccinated died» («Испанский грипп 1918 года: умерли только вакцинированные»). Это название блога, который ведёт известный в США общественный деятель, просветитель, активный борец за восстановление попранной конституции США доктор Сэл Мартингано (Dr. Sal Martingano), автор нашумевшей в Америке книги «The declaration of dependence» («Декларация зависимости»). Её подзаголовок: «A Betrayal of the American Dream – Book one: Media and the Government» («Предательство американской мечты – Книга один: средства массовой информации и правительство»). Надо полагать, что автор планирует продолжать свою работу.

Посетителя сайта встречает следующее обращение Сэла Мартингано:

Этот блог не направлен против вакцины. Я хочу призвать читателей внимательно прочитать документацию, проявить должную осмотрительность и не принимать слепо всё, что нам говорят. Вы были бы удивлены или обеспокоены, узнав, что испанский грипп 1918 года не имел ничего общего с Испанией и, возможно, вовсе не был гриппом? Что ж, держитесь крепче, вас ждёт тяжёлая поездка!

Блог этот интересен и полезен тем, что содержит ссылки на многие источники, в том числе на работы уже упоминавшейся Элеонор Макбин. Эти источники могут помочь наиболее пытливым докопаться до многих интересных деталей вековой давности и получить более правильное представление об истории Первой мировой войны.

Источник

В эти дни, когда по миру распространяется коронавирус, Znak.com вспоминает историю его «родственника», который столетие тому назад вызвал одну из страшных трагедий человечества с многомиллионными жертвами. Откуда пришла «испанка», почему врачи не могли толком ей противостоять и насколько современная медицина способна отразить масштабную атаку новых вирусов гриппа?

Смертельная инфлюэнца

Кто из нас болел гриппом? Практически каждый. Грипп воспринимается обывателем как простудное заболевание: продуло, переохладился, поднялась температура, закашлял. Так было и в давние времена. В англоязычном мире грипп называется «инфлюэнца», название появилось в XVIII века от итальянского Influenza di freddo, что значит влияние холода. Сегодня набор средств борьбы с этим недугом прост. Вакцинация, ремантадин, антибиотики (когда на фоне ослабления иммунитета также появляется бактериальная инфекция), жаропонижающее, постельный режим неделю или максимум две — и вот человек снова в строю. Летальные исходы не часты в странах с развитой медициной.

Трудно представить, что еще столетие назад особый вирус гриппа стал угрозой всему человечеству. Верующие люди воспринимали его как мор — наказание свыше, описанное в библейских апокалиптических пророчествах. Он распространялся стремительно и буквально косил целые города. Поражает география распространения вируса. Как полчища саранчи, он охватил земли от Барселоны до Кейптауна и от Аляски до Австралии, оставляя после себя горы трупов. Медицина того времени оказалась бессильна перед ним, поскольку природа гриппа еще не была изучена. Имя болезни, которую вызывал этот штамм, — испанский грипп, или «испанка». А сам он будет изучен гораздо позднее, уже в новом тысячелетии, и получит название A-H1N1.

За 18 месяцев пандемии с 1918 по 1919 год «испанка» поразила около 550 млн человек, это 29,5% населения Земли. Погибло, по разным подсчетам, от 50 млн до 100 млн человек, это 2,5–5% населения. Характерно, что болезнь забирала в основном жизни молодых и здоровых людей от 15 до 40 лет. Смертность составляла 10–20%, тогда как от обычного гриппа умирает лишь 0,1%. В абсолютных показателях «испанка» побила рекорд по масштабам человеческих жертв, ей уступают место бубонная чума, оспа, эбола, ВИЧ. Для сравнения, к 1997 году СПИД унес 11,7 млн жизней.

Читайте также  Как делать подкаты в варзон

Почему «испанка»?

«Испанкой» эта болезнь стала называться благодаря обстоятельствам, а не происхождению. Связано это было с вопросами цензуры. Дело в том, что Испания не была участницей Первой мировой войны, а потому пресса могла спокойно писать про случаи массового заболевания неизвестной на тот момент болезнью. «Это редкость — найти друга или родственника, который еще не заболел „испанкой“ или не перенес ее», — говорится в статье испанской газеты ABC, вышедшей в мае 1918 года.

В Испании недуг поразил 8 млн человек, вирус добрался даже до короля Альфонсо XIII и его окружения. Пик эпидемии в этой стране пришелся на май 1918 года, на тот момент грипп поразил около 40% населения Испании. В то же время воюющие стороны — Германия, Австрия, Франция, Англия и так далее — не могли себе позволить свободы слова в отношении неизвестного недуга. Чтобы пресечь панику, военные всячески замалчивали распространение болезни, воспринимая ее как обычную простуду. Так что не стоит заблуждаться, вирус распространился по миру не с Пиренейского полуострова, хотя и вошел в историю под названием страны тореадоров.

Вирус родом из Китая

Скорее всего, родиной «испанки», как и родиной текущей эпидемии коронавируса, стал Китай или Юго-Восточная Азия в целом. Там симптомы «испанского гриппа» появились у жителей китайских деревень еще в 1917 году. Историк и кандидат биологических наук Федор Лисицын объясняет, что вирус инфлюэнцы был открыт еще в 1904 году. Но тогда его никто не ассоциировал с болезнями людей, поскольку тогда его открыли как вирус чумы кур. «Дело в том, что вирусная болезнь „грипп“ в природе существует как болезнь водоплавающих птиц, в основном уток. В Китае, в провинции Гуандун есть огромное болото. Там живут несметные популяции уток. Среди этих уток ходит столетиями и тысячелетиями, как минимум с ледникового периода, если не раньше, возбудитель болезни, которая вызывает смертность среди кур. Если этот возбудитель попадает в человека, то начинается эпидемия гриппа. Мы и птицы болеем одним и тем же. Это был тот самый вирус „испанки“. Но никто не связал эти события и даже не догадался» — говорит эксперт.

Как полагает ряд историков, дело обстояло следующим образом. Растущая промышленность США нуждалась в дешевой рабочей силе. Еще с конца XIX века Штаты завозили рабочих из бедных стран Восточной Азии, в том числе из Китая. Они были готовы работать за гроши. Их называли «кули». Так, вероятно, с очередной партией азиатских работников новый вид гриппа и попал в Канзас.

Стоит также отметить, что в начале 1918 года Британия стала вербовать десятки тысяч кули для работ в тылу войск Антанты. Еще при транспортировке некоторые из них жаловались на болезнь, похожую по симптомам на грипп, но врачи считали это недомогание симуляцией. Больных лечили касторовым маслом и возвращали в вагоны.

Так вирус распространялся по миру, дойдя до фронта. Военная обстановка способствовала размножению вируса: плохая личная гигиена, антисанитария, нехватка медикаментов и продуктов питания, снижение иммунитета, ранения. Стоило туда попасть одному больному — как вспыхнул целый пожар.

Правда, первый официально зафиксированный случай заболевания «испанским гриппом» произошел не на фронте в Европе, а в США, в штате Канзас. 11 марта 1918 года на американской военной базе в Форт-Райли солдат Альберт Гитчелл обратился к врачам, жалуясь на боль в горле, сильный кашель и озноб. Медики подумали, что имеют дело с простудой. Однако через несколько часов с похожими симптомами стали обращаться десятки других бойцов, и вскоре в лазарете кончились места для больных. Первая неделя с момента зафиксированного случая унесла порядка 500 жизней. Те, кто выживал, страдали три-четыре дня, затем выздоравливали.

«Ее тут величают „трехдневной лихоманкой“, но этим никого не обманешь, потому что иногда она тянется неделю или даже дольше. Заболевание наступает внезапно, и у больного температура подскакивает так, что ртуть едва не пробивает верхушку градусника, лицо краснеет, каждая косточка начинает болеть, а голова просто раскалывается. Так продолжается дня три-четыре, а потом, основательно пропотев, пациент выздоравливает, хотя „похмелье“ может еще ощущаться неделю-другую» — писал один американский солдат в письме с фронта из Франции.

Кровотечение, посинение, удушье

На первом этапе неизвестную болезнь принимали за простуду, также ее путали с холерой, брюшным тифом и лихорадкой денге. Зараженные «испанкой» испытывали страшные муки. Это была не просто боль в горле, недомогание и ломота в суставах, как сегодня при гриппе. Наряду с повышением температуры, кашлем и слабостью у больных происходило кровотечение из слизистых оболочек и кровохарканье, наступали отеки, сыпь в самых разных местах, например на крестце. Многие заболевшие «испанкой» страдали от поражений сердечно-сосудистой и нервной системы.

По одной из версий, часть людей могла умереть от передозировки аспирином. Медицинские службы, будучи бессильными перед пандемией, рекомендовали принимать до 30 граммов аспирина в день. Сегодня максимально допустимая суточная доза составляет порядка четырех граммов.

Грипп для американцев стал страшнее самой войны. Описываемая картина была похожа не на мирное время, а на последствия разгрома в битве. «Пришлось пустить спецпоезда, чтобы вывозить мертвых. Гробов не подвозили несколько дней, а тела все скапливались, и, заходя в морг (он как раз позади моей палаты), мы не раз могли созерцать несчастных мальчиков, уложенных длинными рядами. Такого не увидишь даже после самого яростного боя во Франции. Потом под морги освободили самые большие казармы, и едва ли кто-то мог бы остаться равнодушным, если бы ему довелось пройти вдоль трупов, облаченных в мундиры и складированных штабелями по двое».

«Тела укладывали в четыре-пять рядов»

Другой врач описывает не менее ужасающую картину в анатомическом зале: «Из-за неизбежной спешки и чрезмерного количества трупов, скопившихся в морге, их укладывали прямо на пол совершенно беспорядочно и бессистемно, и нам приходилось перешагивать через них, чтобы попасть в палату, где делали аутопсию».

По словам Альфреда Кросби, автора книги «Забытая пандемия Америки», в городских моргах США тела складывали в четыре-пять рядов даже в коридорах. Большинство не были забальзамированы, льда не хватало, и трупы разлагались, распространяя вокруг тошнотворную вонь. Двери зданий почти постоянно держали открытыми для лучшего проветривания, так что взорам всех, кто заглядывал внутрь, открывалась ужасная картина.

Смерть любит троицу

Вообще, были три волны пандемии. Первая волна началась, как уже было сказано выше, в штате Канзас. Оттуда болезнь была занесена с американскими солдатами в Европу. Как пишет кандидат биологических наук Михаил Супотницкий, эпидемический характер «испанка» приобрела во Франции. В конце апреля 1918 года эпидемия гриппа охватила Париж. Одновременно она вспыхнула в Италии. В мае грипп распространился по Испании, Швейцарии, Португалии, Италии, Сербии, Греции. В июне — по Англии, Румынии, Швеции, Германии. В июле — по Дании, Голландии, Бельгии, скандинавским странам и Польше. Еще в мае «испанка» объявилась в Северной Африке, а в июне дала первые очаги в Индии. В августе количество заболевших резко снизилось, что было принято за конец пандемии. Характерно, что в первой волне количество летальных исходов было относительно небольшим.

Третья волна началась в феврале — марте 1919 года. На этот раз вирус дотянулся своими щупальцами даже до Австралии. Изначально в этой стране для всех судов, на которых наблюдались случаи гриппа, был введен строгий карантин. Но в 1919 году правила карантина были нарушены из-за большого количества возвращающихся с войны солдат. Эта вспышка также отличалась высокой смертностью. Она угасала постепенно, кое-где заболевания фиксировались еще в июне и августе. Пандемия полностью прекратилась только в 1920 году.

Не избежала своей участи и Россия. Первая волна не сильно была заметна в стране. Распространение началось в основном во время второй волны. Нередко «испанку» путали с легочной чумой. Сначала эпидемия разразилась на Украине, заразив в Киеве до 700 тыс. человек, то есть почти поголовно все население; смертность составила 1,5%. В русских губерниях «испанка» впервые появилась в Мстиславле (Могилевская губерния) в августе 1918 года. Грипп пополз на восток. Уже 28 августа заболевания «испанкой» были зарегистрированы в Пермской губернии и в некоторых уездах Вятской губернии. В конце сентября вирус охватил всю центральную Россию. В средине октября «испанка» появилась в Крыму. «Испанка» забирала жизни не только у простого народа, но и у видных деятелей того времени. В частности, по официальной версии, испанским гриппом заболел председатель ВЦИК РСФСР Яков Свердлов, возвращаясь в Москву из Харькова. Выехал 6 марта 1919 года, а уже 16 марта скончался.

Все это время медики безуспешно искали способы борьбы со смертельной напастью. По словам Альфреда Кросби, ему удалось пообщаться с одним престарелым медиком. Тот в 1918 году вместе со своими коллегами пытался создать вакцину против гриппа. Она представляла собой жидкость из смеси крови и слизи больного гриппом пациента, которую предварительно фильтровали, чтобы удалить крупные частицы и посторонние загрязнения. Когда такую «вакцину» вводили человеку в руку, образовывалось огромное воспаление. Некоторые врачи на этом основании полагали, что лекарство действует.

«Пандемии гриппа — как извержения вулкана, ураганы или цунами»

Настоящее лекарство против «испанки» было разработано лишь в наши дни. При этом данная вакцина оказалась эффективна также и против атипичной пневмонии, и птичьего гриппа.

Однако это не значит, что сегодня грипп — это что-то типа ОРЗ и его смертельное качество — дело прошлого. Уже после 1918 года мир перенес серьезные пандемии инфлюэнцы: в 1957, 1968, 1977 и 2009 годах. Каждый год от вируса гриппа умирает от 250 тыс. до 650 тыс. человек.

Директор Центра исследований инфекционных заболеваний Миннесотского университета Майкл Остерхолм полагает, что, несмотря на изобретение вакцины, повторение пандемии гриппа еще возможно. «Пандемии гриппа — как извержения вулкана, ураганы или цунами: они просто случаются, и некоторые из них страшнее, чем другие. Думать, что с нами не может случиться ничего подобного событиям 1918 года, просто глупо» — подчеркивает он.

В тексте использованы данные и цитаты из следующих источников:

Источник

admin
Своими силами
Adblock
detector